Введите имя пользователя и пароль

Вход
Четверг, 07 ноября 2013 00:00

№38 Там счастье - не диво, где трудятся не лениво

№38 Там счастье - не диво, где трудятся не лениво

Россия, которая все еще нащупывает свой путь между западным и азиатским стилем построения деловых отношений, могла бы заимствовать у некоторых стран как формальные принципы организации бизнеса, так и  «дух» трудовых отношений, внутрикорпоративного взаимодействия, ответственности перед клиентским сообществом.
Примером для «подражания» в этом плане для России во многом могла бы стать Япония, которая по-прежнему является «модельной» страной в смысле создания эффективно работающих деловых систем.
Длительное существование подневольного труда в России не могло не породить соответствующего психологического отношения к труду как к рабской обязанности, неблагодарному делу. В русском фольклоре, чутко отражающем социальные реалии, существует множество не самых позитивных пословиц о труде: «работа - не волк, в лес не убежит», «работа дураков любит» и т. п. С исторической точки зрения такое отношение кажется вполне логичным. Дурную эстафету крепостного труда приняла советская система, что нашло выражение в принципах зарплатной «уравниловки», неэффективном «социалистическом планировании», карьерных и денежных привилегиях партработников и др. В первые советские пятилетки были частыми примеры «героического» труда - на заводах и фабриках, в сельском хозяйстве; существовало понятие «коммунистического труда», коллективной чести работников. Однако отсутствие стимулов к росту производительности, деформация системы оплаты делали экономику неэффективной, поощряли иждивенческие настроения в обществе. Стоит вспомнить популярную в советские времена поговорку: «Мы делаем вид, что работаем, а они делают вид, что нам платят».
Пик экономического и социального застоя в Советском Союзе пришелся на конец 70 -х - начало 80-х годов, когда Япония, напротив, переживала период взлета. Именно в то время появился ставший международным термин «трудоголик» (workaholic), порожденный удивительными для Запада японскими корпоративными реалиями.
Отдельный интерес представляет вопрос о нормировании труда. В японской системе найма до сих пор сильна тенденция воспринимать работу как «пожизненный найм» -  отсюда вытекает готовность отдавать ей не только дополнительное рабочее, но часто и свободное время. Рабочая неделя в Японии - 6 дней и 1 день выходной. В день японцы трудятся по 9 часов, однако у них считается неприличным уходить с рабочего места, если начальник еще находится на работе. В результате рабочий день японца получается 10-12 часов. Продолжительность рабочей недели в Японии составляет 44-45 часов. Но большинство японцев трудятся от 60 до 70 часов в неделю. Норма поведения - усердный труд, оставаться на работе после окончания трудового дня, выходить на службу в выходные и не брать отпуск. Тем, кто работает сверхурочно или ночью положены повышающие коэффициенты. (Ниже приведена сравнительная таблица нормирования рабочего труда и уровня зарплаты в России и в Японии).
Что касается отпуска, то здесь также есть что сравнить. Например, США остаются единственной в мире индустриальной страной, в которой нет установленного законом, гарантированного отпуска. Каждая компания вводит свои правила. Хотя большинство из них ведут себя вполне «гуманно» и дают по 10 рабочих дней отдыха в год, но следует отметить тот факт, что около 25% американцев не имеют оплачиваемых отпусков. Самый непродолжительный отпуск получают жители Сингапура и Гонконга – 7 дней за один отработанный год. В Японии же брать полный отпуск считается дурным тоном. По закону гражданам Японии положено отдыхать 18 дней в году, но большинство японцев отдыхают только 8 дней.
В большинстве стран Европы предусмотрены отпуска, связанные с событиями семейной жизни (рождение ребенка, вступление в брак, смерть члена семьи), учебные отпуска и даже дополнительные отпуска для некурящих или не тучных людей. Следует отметить тот интересный факт, что  во время отпуска немцы не вправе работать по найму.
Сегодня - в начале третьего тысячелетия - рабочий вопрос в постсоветской России не менее актуален, чем в период крепостного права. Он должен быть, наконец, разрешен, в первую очередь, путем изменения всей системы управления и отношения к труду.


Татьяна Вересова

Разработка сайта Студия Дизайна БиДжи